Переход с особенностями

Самая атомная энергетика в мире собирается "позеленеть"

Реформы энергетики идут не только в Украине, но и в странах ЕС. Франция, вторая экономика континента и один из инициаторов ЕС, решила удвоить свою ветроэнергетику за шесть лет. К 2023 г. общая установленная мощность наземных ВЭС в стране должна достичь 26 ГВт (сейчас — 12.9 ГВт, что в три с лишним раза меньше, чем в Германии).

Владимир МИХАЙЛОВ

В середине января 2018 г. власти Франции анонсировали план из десяти пунктов, упрощающий разрешительные и юридические процедуры в ходе реализации проекта относительно ВЭС. Сейчас срок реализации проекта может составлять от семи до девяти лет, план призван сократить этот срок вдвое. Это делается в рамках общего плана по сокращению зависимости от ядерной энергии.

Упрощение бюрократических процедур включает сокращение числа согласований, необходимых для подключения проекта к сети, и ограничение временных рамок для подачи возражений на заявки новых проектов. Пока еще не решен вопрос о необходимости продления лицензий действующих ВЭС. Власти заявили, что позже уточнят правила их продления. Они также намерены стимулировать краудфандинг проектов ВЭС, разработать руководство по эффективной практике для этого сектора.

Главным "врагом" ветроэнергетики во Франции считается общественное мнение. Описанные выше меры принимаются не только "за" (развитие отрасли), но и против вполне конкретных ретроградов. Реализация многих проектов тормозится именно такими активистами.

Общественная организация Федерация устойчивой среды (Federation Environnement Durable), созданная 68-летним Жаном-Луи Бутре, борется с целой отраслью, подавая на каждом из этапов разрешительного процесса иски в административные суды, которые могут рассматривать их годами . Пенсионер, недалеко от дома которого как-то раз чуть было не установили "ветряк", что испортило бы ему вид, создает организацию, которая успешно противостоит "зеленым" веяниям в целой стране, пишет книги, подает множество исков в суды, и это тормозит развитие всей ветроэнергетики, поэтому правительство вынуждено принимать специальный план.

"Устойчивая среда" в названии организации, это, очевидно, своего рода идеологическое "противоядие" возобновляемой энергетике, которая считается устойчивой, т.е. обеспечивающей "удовлетворение потребностей нынешнего поколения, без ущерба для возможности будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности", как это сказано в определении Международной комиссии по окружающей среде и развитию. Ущерб, надо полагать, наносят ветрогенераторы тем, что портят ландшафт. Эту проблему, кстати, французские власти тоже намерены решать путем "лучшей интеграции ВЭС в окружающую среду".

Активистов, кроме прочего, раздражают мигающие на вершинах мачт ветрогенераторов сигнальные огни, что также упоминается в исках против ВЭС. Власти предлагают изменить режим сигналов — теперь сигналы должны мигать лишь половину времени, а другую половину светить постоянно. Этого должно хватить, чтобы ВЭС были заметны пролетающим самолетам.

Именно "благодаря"саботажуустойчивых" активистов, во Франции такие длинные сроки проектов — в два-три раза больше, чем в соседней Германии. Строительство ВЭС также встречает сопротивление на уровне местных общин. Чтобы задобрить их, правительство предложило перечислять 20% специального налога IFER (imposition forfaitaire pour les entreprises de reseau, единый налог для сетевых компаний) ветроэлектростанций непосредственно общинам, на территории которых работают ВЭС.

Сокращение доли АЭС

Французская энергетика — самая "атомная" в мире. Страна занимает первое место по доле АЭС в общей выработке электроэнергии. В настоящее время более трех четвертей электроэнергии во Франции вырабатывается на АЭС. В стране работают 58 атомных энергоблоков. На возобновляемые источники приходится менее пятой части выработки электроэнергии, причем на ВЭС — 4%, что в пять раз меньше, чем в Германии (19% в 2017 г.). Ранее планировалось сократить долю атомной энергии в общей выработке до половины к 2025 г., но этот срок был продлен на несколько лет. Предыдущее правительство приняло в 2015 г. специальный закон об энергетическом переходе, где было озвучено намерение сократить долю ядерной энергии в общей выработке с 75% до 50% (что уже сравнимо с долей в Украине). Но конкретный план сокращения, где были бы определены необходимые меры, так и не был разработан.

Избранный в мае прошлого года министром комплексных экологических преобразований Николя Юло (который своей карьере в политике обязан деятельности в качестве экологического журналиста) в июле 2017 г. заявил о намерениях по закрытию до 17 ядерных энергоблоков в рамках планов по сокращению доли АЭС до 50% к 2025 г. и увеличению доли возобновляемых источников. Но уже в ноябре Николя Юло неожиданно заявил, что правительственная цель увеличения использования возобновляемых источников энергии будет отложена в силу ее трудновыполнимости. Он также обещал, что правительство Франции предложит четкую программу достижения своих отложенных целей в течение года. За последние три месяца "экологический" министр дважды оказывался в центре скандалов. В декабре 2017 г., когда были опубликованы декларации об имущественном положении действующих министров, некоторые СМИ назвали Николя Юло самым богатым министром после министра труда, а совсем недавно его обвинили в сексуальных домогательствах. Волна судебных исков против топ-менеджеров по таким обвинениям началась весной прошлого года в США. Возможно, Николя Юло стал одной из первых европейских жертв этой пиар-технологии, а непоследовательность его позиции объясняется тем, что на него оказывают давление.

Общественное мнение

Как и любые значимые изменения, возможный "энергетический переход" должен опираться на общественное мнение. Те или иные инициативы политиков легитимизируются поддержкой значимого числа граждан, или, по крайней мере, имитацией такой поддержки.

"Зеленая" энергетика во Франции пытается заручиться такой поддержкой. Считается, что французы никогда не были ее энтузиастами и выступали за ядерную энергетику. Экологическая журналистика в стране, разумеется, хорошо развита, людям, в числе прочего, рассказывают про глобальное потепление и пр., но результативность "зеленой" пропаганды остается под вопросом.

В конце 2017 г. исследовательская компания Harris Insights & Analytics по заказу французского отделения фонда имени Генриха Белля и аналитического центра La Fabrique Ecologique провела социологическое исследование на предмет отношения французов к "зеленой" энергетике и борьбе с глобальным потеплением (“Le rapport des Francais a l’energie”). Заказчиками исследования выступили известные экологические организации, а в его выводах декларировались "зеленые" симпатии французов, которые, оказывается, поддерживают новую модель энергетики на основе возобновляемых источников энергии.

Важность т.н. энергетического перехода признали 91% респондентов, при этом 47% считают, что этот вопрос является приоритетным, а 44% — важным вопросом. 63% рассматривают энергетический переход как возможность, и лишь 11% как угрозу.

83% опрошенных считают, что Франция должна уделять первоочередное внимание инвестициям в возобновляемые источники энергии. Только 12% опрошенных предпочитают, чтобы инвестиции шли на модернизацию и продление жизни атомных электростанций. 66% респондентов выступают против строительства новых атомных электростанций.

При этом государству, как лидеру преобразований в процессе энергетического перехода, доверяют лишь 49% опрошенных, производителям и поставщикам энергии, таким как государственная EDF, — 46%, общественным организациям и ассоциациям — 66%, энергетическим кооперативам граждан — 78%.

Немецкий опыт "энергетического перехода" опрошенные воспринимают более позитивно, чем экономические и политические элиты. Более половины считают его "хорошим примером энергетического перехода". 54% опрошенных считают, что Франция в вопросах энергетики должна более тесно сотрудничать со всей Европой, а 51% — с Германией. Во Франции вокруг немецкого опыта идет публичная дискуссия, а сокращение доли атомной энергии часто критикуют, поскольку это привело к росту выработки ТЭС и, соответственно, увеличило потребление угля и выбросы парниковых газов. Неудивительно, что 72% респондентов считают, что "немецкий энергетический переход не внес достаточный вклад в сокращение выбросов CO2". Но при этом 65% опрошенных также считают, что он способствовал созданию рабочих мест и переходу к более динамичной экономике.

Большинство опрошенных считают, что Франция недостаточно вовлечена в борьбу с изменением климата (64%), и что ей нужно быть более вовлеченной (76%). 89% опрошенных считают, что энергетическая политика страны является важным или очень важным вопросом.

В исследовании, кроме прочего, отмечено, что женщины и сторонники левых партий вопрос "энергетического перехода" считают более важным, нежели мужчины и сторонники правых.

Другие претензии к ВЭС

Вероятно, борьба против ветроэнергетики во Франции будет продолжаться. У Федерации устойчивой среды, кроме упомянутых выше, есть и другие претензии к ВЭС. В недавнем интервью изданию Valeurs Жан-Луи Бутре заявил, что страна не имеет собственного производства ветровых турбин, все они импортируются из Германии или Дании, что уже обошлось Франции в EUR21 млрд. Ранее предполагалось, что для французских ВЭС оборудование будут производить французские компании Alstom и Areva, но первая из них была куплена General Electric, а вторая сейчас занимается немецкими оффшорными ВЭС в Северном море.

Кроме того, коэффициент использования ВЭС составляет лишь 23%, и хотя во Франции работает уже 7 тыс ВЭС, на них приходится лишь 4% общей выработки. Кроме того, Жан-Луи Бутре фактически обвинил некоторых представителей местных властей в коррупции. По оценкам Федерации устойчивой среды, более 30% эксплуатируемых ветровых электростанций были построены или будут построены на землях, принадлежащих местным избранным представителям власти, заявил он. Если будет доказано, что эти выборные должностные лица принимали участие в процессе принятия решений об установке ВЭС, то это даст повод обвинить эти лица в коррупции. Прецеденты таких обвинений уже были, и для одного из мэров это означало лишение гражданских прав. Поскольку в рамках "энергетического перехода" заявлено о планах строительства более 2 тыс новых ВЭС до 2023 г., это может означать коррупционные дела почти в тысяче сельских общин, – предположил Жан-Луи Бутре.

Федерация устойчивой среды выступает также против оффшорных ВЭС, строительство которых только планируется начать. По словам ее лидера, производительность французских ВЭС, расположенных недалеко от побережья, будет гораздо ниже, чем немецких, которые размещены далеко от берега. Государственная Electricite de France будет обязана покупать их электроэнергию по цене 22 евроцента за кВтч при продажной стоимости электроэнергии менее 3 евроцентов за кВтч, т.е. в семь раз ниже. Расходы лягут на французские домохозяйства, заявил Жан-Луи Бутре.

Планы Electricite de France инвестировать EUR 25 млрд в развитие солнечной энергетики он объясняет стремлением замаскировать финансовые трудности компании, которая ищет новые возможности получения денег, необходимых для обеспечения дальнейшей безопасной работы атомных электростанций компании. Одним из возможных вариантов является разделение компании на несколько частей, лишь одна из которых останется связанной с атомной энергетикой.

Таким образом, "энергетический переход" происходит и во Франции, но многие его аспекты заметны не сразу.

Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2018. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt