Стагнирующие инвестиции

Инвестиции в возобновляемую энергетику замедлились

Согласно отчету Clean Energy Investment Trends, 2017, опубликованному недавно Bloomberg New Energy Finance (BNEF), в прошлом году в возобновляемую энергетику во всем мире было инвестировано $333.5 млрд. Это на 3% больше, чем в предыдущем, что дало западным СМИ повод писать о “бычьем (восходящем) тренде”, который продолжится и в 2018 г.

Владимир МИХАЙЛОВ

На самом деле говорить об устойчивом тренде вряд ли возможно, поскольку инвестиции держатся примерно на одном уровне уже несколько лет (рис.1). Уровень в $300 млрд впервые был превышен в 2011 г., затем последовал спад, потом – восстановление. Рекордным стал 2015 г., когда в возобновляемую энергетику было инвестировано $360.3 млрд. Суммарный объем инвестиций с 2010 г. превысил $2.5 трлн.

Рис.1. Суммарные инвестиции в возобновляемую энергетику в мире, $ млрд

Источник: BNEF

Инвестиции по секторам

По предварительным оценкам, за прошедший год во всем мире введено в эксплуатацию160 ГВт мощностей ВИЭ (не считая крупных ГЭС), что стало рекордным показателем. Из них почти две трети – 98 ГВт - пришлись на СЭС, менее трети – 56 ГВт – на ВЭС.

Известно, что причина быстрого роста солнечной энергетики – удешевление солнечных панелей. В прошлом году установка мегаватта мощности коммерческой (т.е. крупной) СЭС стоила на четверть дешевле, чем два года назад. “Общий итог 2017 г. тем более примечателен, если учесть, что капитальные затраты на лидирующую технологию – фотовольтаику – продолжают быстро падать. Типичные PV-системы промышленного масштаба были примерно на 25% дешевле за мегаватт, чем два года назад”, – сказал исполнительный директор BNEF Джон Мур. Несмотря на такое удешевление, инвестиции в солнечную энергетику выросли на 18% по сравнению с 2016 г., до $160.8 млрд.

Инвестиции в ветровую энергетику упали на 12%, до $107 млрд, что стало самым низким показателем за последние четыре года. Меньше было инвестировано лишь в 2013 г. - $86 млрд.

Рис.2. Инвестиции по секторам, $ млрд

Источник: BNEF

Из приведенного графика (рис. 2) видно, что солнечная энергетика вышла на первое место по объемам инвестиций в 2010-2011 гг., и с тех пор удерживает первенство. В биоэнергетику наиболее интенсивно инвестировали в 2006-2007 гг. (биодизельный бум), в последние годы – все меньше и меньше. Зато растут инвестиции в “умные” технологии, за последние два года они достигли почти половины вложений в ветроэнергетику.

Как и в предшествующем году, крупнейшие инвестиции были в секторе оффшорной ветроэнергетики. Компания Ørsted (ранее Dong Energy) завершила финансирование в сумме $4.8 млрд своего проекта Hornsea Project Two в Великобритании. В тринадцать оффшорных проектов в Китае общей мощностью 3.7 ГВт инвестировано $10.8 млрд. Две крупные инвестиции пришлись на ВЭС у берегов Германии в Северном море – $1.55 млрд вложено в проект Deutsche Bucht (252 МВт) компании Northland Power и $1.91 млрд – в проект Hohe See (497 МВт) компании EnHW. Из наземных ВЭС самый большой объем инвестиций пришелся на американский проект Wind Catcher в Оклахоме – $2.9 млрд.

Венчурные и частные инвестиции сократились на 38% по сравнению с 2016 г., до 4.1 млрд, что стало самым низким показателем с 2005 г. Приобретения в секторе выросли на 4%, до $127.9 млрд, в том числе покупки проектов ВИЭ - до $87.2 млрд, выкуп прямых инвестиций - до $15.8 млрд, что в шесть раз больше, чем в 2016 г.

Инвестиции по странам

Сохранение инвестиций примерно на нынешнем уровне последние годы во многом обусловлено бумом фотовольтаики в Китае. На эту страну в настоящее время приходится 40% инвестиций в “зеленую” энергетику в целом и более половины инвестиций в солнечную энергетику. Если верить прогнозам BNEF, то и в 2018 г. китайская солнечная энергетика останется одним из основных драйверов роста – на нее придется около половины от 100 ГВт новых мощностей СЭС, которые будут установлены во всем мире в этом году. При этом BNEF отмечает, что в Китае существуют регуляторные ограничения инвестиций в промышленные СЭС, но не в распределенные системы, подсоединенные к сети, в которые “разработчики интенсивно инвестировали”.

В целом Китай инвестировал в “чистую” энергию $132.6 млрд, что на 24% больше, чем в 2016 г. ($107.2 млрд) и больше, чем в любой другой предшествующий год. Это в два с лишним раза больше, чем в США, где объем инвестиций составил $56.9 млрд, что всего на 1% больше, чем в 2016 г. Даже этот мизерный рост является успехом, поскольку имел место “несмотря на менее дружелюбный тон в отношении возобновляемых источников энергии, который взяла администрация Трампа”, отмечено в отчете BNEF. Рекордным для американской “зеленой” энергетики стал 2011 г., когда в нее было вложено $62.1 млрд. В отчете это связывается с влиянием т.н. American Recovery and Reinvestment Act, принятие которого вызвало рост инвестиций, и завершением кредитных льгот в 2012 г. – срока, к которому старались завершить многие проекты ВИЭ. Действительно, в 2012-2013 гг. инвестиции сокращались, потом опять увеличились, но устойчивого роста уже не было, в 2014-2017 гг. их суммы колебалась на уровне $52 млрд.

Третья по объемам инвестиций страна – Япония. Тут их объем составил $23.4 млрд, что на 16% меньше, чем в 2016 г. Таким образом, из трех лидеров лишь Китай существенно увеличил инвестиции. 2017 г. стал для Китая рекордным. Еще десять лет назад инвестиции в ВИЭ в этой стране составляли $16.8 млрд.

Инвестиции значительно увеличились в Мексике (на 516%, до $6.2 млрд), Австралии (на 150%, до $9 млрд), Объединенных Арабских Эмиратах (на 230%, до $2.2 млрд), но в этих странах их общий объем пока незначителен.

В Европе в ВИЭ стали вкладывать меньше. В два с лишним раза сократились инвестиции в Великобритании ($10.3 млрд) и более чем на четверть – в Германии ($14.6 млрд). Это рекордно низкие показатели по этим странам, соответственно, с 2008 г.

Рис. 3 Инвестиции по секторам в Европе, $ млрд

Источник: BNEF

Бум в Европе пришелся на 2008-2012 гг. (рис. 3) и был вызван в основном бурным развитием солнечного сектора в Германии (рис.4). Нетрудно убедиться, что графики на рисунках 3 и 4 почти повторяют друг друга – Германия всегда лидировала в возобновляемой энергетике ЕС. и все, что происходило с ВИЭ в этой стране, напрямую отражалось на Европе в целом.

Рис. 4. Инвестиции по секторам в Германии, $ млрд

Источник: BNEF

“Солнечный” бум в Германии завершился в 2012 г. (рис. 4), после этого начался период лидирования ветровой энергетики. В этом секторе тоже произошла смена лидера – если до позапрошлого года основной объем инвестиций приходился на наземные ВЭС, то в 2017 г. он резко сократился и на первое место вышли оффшорные проекты.

На втором месте по инвестициям в ВИЭ находится Великобритания. Тут также имел место “солнечный” бум (2011-2015 гг.), а в последние годы лидерство также перешло к оффшорному ветру. В 2017 г. инвестиции в возобновляемую энергетику Великобритании сократились на 56%.

О второй крупнейшей стране ЕС – Франции – в отчете BNEF сказано, что она “была относительно стабильным рынком для ВЭС и СЭС, но намного меньшим, чем Германия и Великобритания”.

Из остальных рынков ЕС в отчете даны только Испания и Италия. В Испании с 2013 г. инвестиции находятся на низком уровне, но в следующие два года ожидается их оживление в связи с выставлением на аукцион 3 ГВт ВИЭ (в основном, ветровых ресурсов). В Италии инвестиции также резко сократились в 2012-2013 гг. Вероятно, это связано с урезанием “зеленых” тарифов для СЭС в 2014 г. Тарифы сократили ретроактивно, т.е. даже для тех проектов, для которых тарифы были уже утверждены. В Италии парламент и правительство не боятся идти на такие непопулярные шаги. В Украине такое сложно себе представить – от наших чиновников и депутатов постоянно слышишь, что уже утвержденные тарифы не будут пересматриваться. Таким образом, с 2013 г. Южная Европа особо не развивает свою возобновляемую энергетику.

Из прочих сколько-нибудь значимых рынков в отчете приведены данные по Японии, где в 2012-2015 гг. (т.е. после Фукусимы) также имел место “солнечный” бум, после чего начался спад. Тем не менее, эта страна до сих пор на третьем месте по инвестициям, основная часть которых все еще приходится на солнечный сектор.

Рынок Индии сравним с рынком Великобритании (табл.1), но “просел” меньше - всего на 20%. В более мелких рынках инвестиции растут.

Табл. 1. Инвестиции в ВИЭ по странам, $ млрд

Страна Объем в 2017 г. Изменение к 2016 г., %
Китай 132.6 +24
США 56.9 +1
Япония 23.4 -16
Германия 14.6 -26
Индия 11 -20
Великобритания 10.3 -56
Австралия 9 +150
Мексика 6.2 +516
Бразилия 6.2 +10
Франция 5 +15
Швеция 4 +109
Нидерланды 3.5 +30
Канада 3.3 +45
Южная Корея 2.9 +14
Египет 2.6 +495

Источник: BNEF

В отчете также сравнивается динамика трех регионов – EMEA (Европа, Ближний Восток и Африка), AMER (Северная и Южная Америка) и APAC (Азиатско-тихоокеанский регион, включая Индию). Авторы отчета задают риторические вопросы: достигнет ли EMEA когда-нибудь уровня инвестиций 2010-2011 гг., перерастет ли AMER уровень в $15-25 млрд в год и продолжит ли APAC играть роль драйвера мирового роста? Очевидно, положительный ответ на эти вопросы будет означать, что возобновляемая энергетика и дальше будет расти так же быстро, как в недавнем прошлом.

Но, как уже было сказано, последние несколько лет инвестиции в сектор сохраняются на одном уровне с некоторыми колебаниями из года в год. “Застой” продолжается с 2011 г., и если он продлится и дальше, то вряд ли возобновляемая энергетика сможет заменить традиционную в тех масштабах, которые необходимы для достижения целей Парижского соглашения и которые можно было найти в самых разных прогнозах за последние несколько лет.

Из отчета можно сделать еще один неприятный для сектора вывод – развитие ВИЭ напрямую зависит от государственной поддержки. Хотя в разных источниках утверждается, что ветер и солнце уже можно считать самоокупаемыми и себестоимость выработанной электроэнергии уже сравнима с традиционной энергетикой, данные BNEF показывают, что как только сектор перестает получать значимые субсидии в той или иной форме, так сразу развитие его резко тормозится, объем инвестиций падает. Характерный пример – Италия.

Наконец, тот рост в объемах новых мощностей, который еще продолжается, во многом обусловлен сокращением себестоимости комплектующих. В первую очередь это касается солнечных панелей. Но такое сокращение не может продолжаться долго и сохранять темп ранней фазы индустриального цикла, на которой стоимость любой продукции падает быстро. Потом падение замедляется. Для большинства продукции удвоение объема производства означает падение стоимости примерно 20%. Кроме того, происходит концентрация рынка – эффективные производители вытесняют менее эффективных, снижая стоимость своей продукции. Именно это происходило на рынке солнечных панелей последние годы, и именно благодаря конкуренции и вытеснению производителей с более дорогими панелями их средняя стоимость падала. Когда на рынке остается немного крупных производителей, они уже меньше заинтересованы в снижении стоимости продукции, да и технических возможностей сделать это у них меньше. Поэтому стоимость непосредственно солнечных панелей уже не будет падать так быстро, как раньше. Смогут ли девелоперы новых проектов солнечной энергетики найти новые резервы сокращения стоимости? От ответа на этот вопрос зависит динамика в сегменте и, в большой степени, в возобновляемой энергетике в целом.

Следующая новость

Статистика сокращения
Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2018. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt