Энергостратегия 2035: процедура или содержание?

Утверждена новая энергостратегия Украины до 2035 г.

"Безопасность, энергоэффективность, конкурентоспособность" — такое название получил документ, призванный определить энергетическую стратегию Украины до 2035 г.

Новая энергостратегия, с одной стороны, неоднократно и достаточно широко обсуждалась на различном уровне, что должно свидетельствовать об открытости и прозрачности ее подготовки. С другой, по словам авторов документа, при работе над текстом они старались сознательно уйти от конкретных цифр и проектов, обозначив основные направления развития энергетики. Такой подход, в свою очередь, вызывает обоснованную критику со стороны экспертов.

Одна из главных особенностей Энергостратегии Украины до 2035 г. заключается в том, что в ряде секторов энергетики этот период будет переломным моментом. Например, в нефтегазовой сфере велика вероятность существенного сокращения или полного прекращения транзита газа в Европу через территорию Украины. А атомную энергетику, дающую около 60% выработки электроэнергии в стране, на протяжении действия стратегии ожидает вывод из эксплуатации нескольких энергоблоков, что может оказать негативное влияние на баланс энергосистемы нашей страны в целом.

Как уже отмечалось, эксперты-атомщики на этапе обсуждения проекта стратегии высказывали обеспокоенность тем, что развитие атомно-промышленного комплекса, включая машиностроение, добычу полезных ископаемых и непосредственно производство электроэнергии, не нашло должного отражения в проекте стратегического для энергетики документа. Стратегия была отправлена на доработку и, наконец, одобрена на заседании Кабинета министров Украины 18 августа 2017 г. Удалось ли авторам объединить все за и против, и учесть мнение специалистов?

Новый утвержденный документ определяет цели и механизмы относительно выведения энергетического комплекса на принципиально новый и качественный уровень развития. В частности, приоритеты предусматривают отказ от антрацитового угля, благоприятные условия для газодобывающей отрасли, продолжение использования атомной энергетики, освоение добычи углеводородных ресурсов с созданием благоприятных условий как для отечественных предприятий, так и для иностранных инвесторов. Согласно стратегии, новая структура выработки в энергетике будет выглядеть так: атомная энергия к 2035 г. будет давать 50% электроэнергии страны, возобновляемые источники — 25%, гидроэнергетика — 13%. Остальную часть планируется покрывать за счет тепловых электростанций.

Основную задачу в сфере атомной энергетики авторы стратегии видят в продлении сроков эксплуатации АЭС: "Для обеспечения спроса до 2025 г. достаточно было бы продлить срок эксплуатации 6 ГВт АЭС и 9 ГВт ТЭС", отмечается в тексте стратегии, выложенной на сайте КМУ. Однако "продление" не является ответом на системный вопрос — быть ли атомной генерации в Украине после 2035 г. Как и прописанное в стратегии предложение по "подготовке энергетической системы Украины к масштабному обновлению мощностей после 2025 г.". Дело в том, что, по данным "Энергоатома", до 2035 г. Украине придется вывести из эксплуатации 4 энергоблока АЭС общей мощностью почти 3 ГВт. А после этого периода выбывание мощностей в атомной генерации будет происходить практически ежегодно.

Поэтому именно здесь особенно остро будет ощущаться тот самый дефицит цифр и конкретных проектов, который изначально подавался как достоинство стратегического документа. Прежде всего, сложно назвать масштабным обновлением ввод в эксплуатацию 1 ГВт установленной мощности АЭС, предусмотренный Стратегией 2035. Тем более, что даже этот гигаватт подкреплен в документе лишь необходимостью принятия Программы развития атомной энергетики Украины и выбора реакторных технологий для замещения выбывающих мощностей.

"Энергостратегия 2035 в том виде, в котором она представлена на сайте Кабмина, выглядит крайне неубедительно, - считает эксперт Института энергетических стратегий Юрий Корольчук. – Безусловно, предыдущие стратегии также подвергались критике. Но там было, что обсуждать предметно. Если речь шла о строительстве новых атомных блоков, то, как минимум, первые шаги были проработаны, описаны, имелись контракты с "Атомстройэкспортом" на достройку двух блоков ХАЭС, и главным вопросом являлся вопрос источников финансирования этих и других проектов. Сейчас же я не вижу вообще никакой конкретики", — отмечает эксперт.

В свою очередь, вице-президент Украинского ядерного общества Владимир Коровкин подчеркивает, что развитие "атомки" в Украине необходимо рассматривать в более широком контексте, и учитывать сроки реализации проектов и имеющиеся у нас возможности. По его мнению, нынешнее состояние строительно-монтажного комплекса в атомной отрасли не дает оснований рассчитывать на то, что мы сможем своими силами построить новый атомный блок быстрее, чем за 15 лет. "К сожалению, очень многое уже потеряно, в первую очередь, я говорю об опытных специалистах и материально-технической базе строительно-монтажного комплекса, который возводил действующие в Украине АЭС. Да, у нас хороший уровень эксплуатационников и ремонтников, и их опыт также будет полезен при строительстве или достройке нового блока. Но говорить о том, что этим ресурсом можно полностью закрыть новое строительство, не приходится", — отмечает В. Коровкин. В то же время, по мнению эксперта, нам удалось отчасти сохранить те элементы атомного машиностроения, которые оставались у нас после советского периода. Это позволяет рассчитывать на достаточно высокую степень локализации производства оборудования для новых АЭС в Украине при использовании технологии реакторов ВВЭР. "Конечно, мы не должны ограничивать себя в выборе реакторных технологий. Но необходимо учитывать, что переход на другой тип реактора потребует дополнительных инвестиций в переоборудование машиностроительных предприятий", — считает эксперт.

В целом же, по словам В. Коровкина, восстановление атомно-промышленного комплекса Украины зависит, в первую очередь, от пересмотра базовых подходов к работе отрасли. Единственным выходом атомщик с многолетним стажем считает создание комплекса, объединяющего предприятия по добыче и переработке урановой руды, производству комплектующих для ядерного топлива, атомного машиностроения, непосредственно генерации и научного блока. "Такой потенциал сложно было бы не принимать в расчет", — уверен эксперт.

Примерно это мы можем наблюдать во Франции, где для сохранения мирового лидера атомной индустрии государство взялось за объединение двух крупнейших предприятий отрасли Areva и EDF. "В той же России, как бы мы к ней не относились, ставка на объединение атомных активов была сделана уже давно. И это дало свой результат. Росатом на сегодняшний день является безусловным лидером отрасли и технологий на мировом уровне. И с этим необходимо считаться", — отмечает В. Коровкин. У нас же разделение атомно-промышленного комплекса на отдельные предприятия привело к тому, что вместо объединения усилий и возможностей мы получили набор разнонаправленных интересов, которые на государственном уровне, порой, просто отодвигаются на второй план. Что, собственно, мы можем наблюдать и на примере новой Энергостратегии.

В свою очередь, президент Энергетической ассоциации Украины Василий Котко предлагает не торопиться с выводами о содержании Энергостратегии Украины до 2035 г. По его словам, работа над этим документом была максимально публичной и прозрачной, что позволило избежать перекосов и отраслевого лоббирования. В то же время эксперт признает, что сознательный уход от цифр и описания проектов, является спорным шагом.

Остается только надеяться, что финальный документ после учета поправок, предложенных экспертами и президентом, станет не просто декларацией о намерениях в энергетической сфере, а действительно стратегическим документом, способным определить направление и механизм реализации важнейших проектов на ближайшие 20 лет.

Все вакансии в Украине ►
Copyright © ЦОИ «Энергобизнес», 1997-2017. Все права защищены
расширенный поиск
Close

← Выберите раздел издания

Искать варианты слов
 dt    dt